Mortal Kombat. Как я был Отцом.

Расскажу-ка я о своей юношеской страсти. Поностальгирую.

Было это в середине девяностых. Жили мы, так скажем, небогато. Никаких видиков, магнитофонов и уж тем более компьютеров у меня не было. Я как раз закончил музыкальную школу, отпахав 8 лет от звонка до звонка, и свободного времени, которым я пока ещё не научился распоряжаться, было вагон. Ровесники занимались социально верной деятельностью, как то: нюхали бутан (это газ такой в баллонах для конфорок), гопничали по подъездам, обнажали перед некачественными женщинами пипирки в подвалах и банально бухали. Общественная жизнь в провинциальном городишке била ключом. Но это расскажет любой, все там были.

Так как я занимался, по выражениям дружбанов, хернёй, то в своей жизни безнадёжно упускал вышеперечисленные моменты. Тем не менее, настала пора, когда свободное время было необходимо пускать на что-то более задротское, чем книги, рисование и инжениринг. И меня нашла приставка. Её привёз с материка брат. Это была зловещая китайская копия FamiCom’a, той самой японской приставки, которой в начале девяностых поклонялись все.

Мы, суровые островитяне, эти ваши пресловутые Денди даже в глаза не видели. Когда соответствующую рекламу запустили по ТВ, по всему Сахалину уже давно обречённо трещали джойстики, и безнадёжно тлели кинескопы. Говорят, даже показатели преступности понизились, когда юные бандиты и их папашки дорвались до этих дьявольских устройств. Хотя, конечно же, про преступность я вру.

Контроллеры моей приставки разуплотнились аккурат через три месяца. Жизнь превратилась в боль. Ломка была затяжной и беспощадной. К счастью, у моих друзей тоже начали сыпаться модули, и в конце концов мы собрали своего рода единого «франкенштейна» из деталей почивших восьмибиток