Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть

Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть post thumbnail image

Несмотря на то, что серия Крепких орешков с третьей части совсем «размякла» и продолжает скатываться в помойку истории, тем не менее, это первый фильм с относительной аутентичностью российских реалий.

Воспользовавшись информацией о событиях определённой давности, захлестнувшей как отечественные, так и западные СМИ, создатели пятой части не отказали себе в удовольствии употребить её в виде «развесистой клюквы«. Как мы часто наблюдали, русские в изображении Голливуда всегда выглядели грубо, лубочно, в ушанках и валенках. Несомненно, мы такие и есть, как в глазах того же Запада, так и на самом деле, что нехилым образом бередит седалищный нерв у большинства нашей аудитории. Но, как правило, чрезмерная, махровая аляповатость настолько очевидна, что вызывает возмущение в гораздо меньшей степени, нежели смех. Справедливости ради надо упомянуть и наших Д’Артаньяна и трёх мушкетёров, ввергающих изумлённых французов в состояние разорванных шаблонов.

В пятом Орешке «вообще всё не так». Если абстрагироваться от «клюквы» и фантастических разрушений, то Россия выглядит довольно сносно, и даже всеми любимый «фазендовец» Сергей Колесников проявил театральный талант в роли одного из антагонистов (единственной непонятной мне сценой было  апокалиптическое шествие толпы судей за героем Колесникова). К слову, Юлия Снигирь, напротив,  несмотря на её тёплый и сочный аспект, демонстрировала актёрский вакуум, заполняемый нелепыми эмоциями и фальшивыми образами. Если Голливуду было нужно именно перечисленное, то пожалуйста. Но лучше бы она демонстрировала другое, так как вот этого –

в фильме не было!

Вообще это довольно низкое коварство, изгаляться над совершенно беззащитным перед здравым смыслом боевиком, который, тем не менее, задаёт экшен с пятнадцатой минуты и не проседает до конца, включая масштабную кульминацию в небезызвестной Припяти. Выбор покинутого города в качестве места действия  ключевых сцен в ряде американских фильмов наводит на мысль о том, что кое-кто просто не хочет демонтировать однажды построенные декорации по идентичной тематике. Но кого это волнует? В данный момент отношение к фильму критиков и рядового зрителя разбегаются в диаметрально противоположном направлении. И это естественно. О художественной ценности Орешек с момента своего появления и слыхом не слыхивал, как же теперь его могут оценивать столь искушённые знатоки кино? И пока они брызжут слюной своих тонких материй, фильм уверенно заполняет баблом кассы, а головы поп-корном. Да, Макклейн, порви их всех!